Опубликовано: Материалы научно-практической конференции, посвящённой 65-летию Поликлиники № 1 Российской академии наук. Ред.-сост. Г.П. Юрьев. М. «Наука», 2011. С. 279-282.

Я. В. Чеснов ИФ РАН

Биотехнология знания (спираль эмерджентности)

Аннотация

В биотехнологическом способе получения знания  задействован весь ресурс  творческих сил человека: его физические данные, личная и общественная свобода. Эти факторы необходимы для размещения человека на маршрутном поисковом пространстве, где эмерджентно синтезируется новое знание.

Ключевые слова: биотехнологический кластер,   маршрутное поисковое пространство, эмерджентность.

 

Biotechnological  knowledge  (spiral of emergenity)

Annotation

All resources of creative forces of man  works in  biotechnological method of knowledge production: vital data, personal and social freedom. These factors are  necessary to be present on itinerant search space where new  knowledge is obtained by synthetic and emergent mode.

Key words: biotechnological cluster, itinerant search space,  emergenity

 

1.Современные организации труда научных исследователей, как  показывает Силиконовая долина, обнаруживают биотехнологическое единство с исходными видами человеческой деятельностью. Связь  здесь не артефактная, не инструментальная, а именно биотехнологическая. Только в одном случае (в архаике) целью выступает  добыча, а  в другом (в науке) некий ментальный продукт. Это сходство объясняется человеческой универсалией, в основе которой лежит  структурирование  маршрутного пространства, на котором реально находится охотник или виртуально научный работник (knowledge worker, сокращенно kworker). Первобытный охотник в погоне за дичью произносит заклинание, расчленяющее ее тело («…поражаю тебя в печень, в сердце» и т. д.). Тем  самым он уже десакрализует дичь, не давая ей уйти куда-то в бесконечность. Десакрализация ритуально изгибает  маршрут, в конце которого добыча оказывается на стоянке, маркируя завершение витка спирали. Появление добычи сообществом воспринимается как факт непременно осуществившейся  эмерджентности (спонтанностого наращения смысла).Отсюда мифы о самоприходящих для жертвы животных. С точки зрения эмерджентности творческая мысль – это тоже наращение целостного смысла после перебора инвариантов.  

Маршрутное поисковое пространство накладывается на обжитое ареальное. И в более поздние эпохи люди знания приходили  с маршрута:  барды, лекари, металлурги и т.д. Ранг   такого хождения столь высок, что боги и герои-демиурги иногда выступают в роли странников, а в китайском языке иероглиф «человек» означает «идущий». Школа перипатетиков (Аристотеля) произошла от ритуальных шествий. Другой антропологический пример: миссионеры  долго не могли  христианизировать  племя бороро в Бразилии. Их обратили к высокой религии только тогда, когда их круглые в плане поселения перестроили по линейному принципу.

В маршрутном пространстве человек открыт к миру, к встрече с неожиданным в пути. У Плотина и неоплатоников «путь души» - отрыв от здешнего мира, поиск мудрости. «Путь знания» у мага Дон Хуана из племени яки это «путь воина».

Но этот путь изогнут. Поэтому русская  «верста» происходит от  слова вертеть, тоже латинское versus - поворот, литовское wartas - «длинна борозды». Спираль эмерджентности плодоносна. Но, увы, эмерджентность до конца не одомашнена.

2. Любое поселенческое  пространство ареально. Поэтому оно не такое поисковое, как маршрутное. Оно жизнеобеспечивающее и автономно, консервативно и претендует на комфорт. Оно  обладает сакрализованным центром: храмом, историческим памятником. Здесь располагается административная  («высокая») инстанция. Сама терминология такого пространства говорит об остановке: русское и украинское «станица» происходит от стана, остановки. В компактных поселениях сгущаются социальные связи. Ощущается деление на «своих» и «чужих». Это особенно заметно в небольших поселениях типа деревни. Первоначально она  существовала как самообеспечивающая община. Примечательная черта такого поселения: «приходящее счастье». Это распространенная мифологема. Но ситуация бывает реальной. Так, у горных арапешей в Oкеании все, что попадает с берега моря, носит очень высокий ранг (танцы, песни, фасоны, некоторые вещи. Тем не менее, собственное знание тщательно хранится, будучи упаковано по телескопическому матрешечному принципу, где в середине упрятано сакральное знание.

 Важно, что ареальное пространство с его относительной закрытостью в современных условиях представляет своеобразную девиантность в рамках глобальных процессов. Но закрытость и причастность к тайне – архетипическое условие творчества.

3. В реальной жизни маршрутное пространство  постоянно накладывается на ареальное. Первейший эффект этого наложения неоднозначное возрастание социальной и ментальной избыточности, за которой появляются образцы, мода, тривиальность. Но также один   момент, чрезвычайно значимый для  порождения знания – поризм (побочный продукт, по теории Б.С. Грязнова, «движущая пружина при  создании новых теорий).

 Поризм обеспечивает весьма ценную сторону знания  - его первоначальная ненормативность. Эта ненормативность удерживается  авторитетом, тайной (энигмой В.С. Библера), а также  все тем же сакральным центром. Примечательно, что  люди, еще только переходившие впервые  в мире к земледелию, уже устраивали тайники (натуфейская культура на Ближнем Востоке).

Ареальный способ организации знания делает его  не слишком доступным. Выделяется класс хранителей. Свободнее чувствуют себя маргиналы. Хороший пример такой черты дает взрыв творчества у А. С. Пушкина в болдинской изоляции. В смысле отношения к субстратной народной культуре его изоляция была, напротив, контактом с иноэтнической  средой: Болдино находится в 8 километрах от мордовских сел. Контакт  Пушкина с Ариной Родионовной тоже нес внешний эмерджентный потенциал: она происходила из прибалтийской финской народности и познакомила воспитанника со своим фольклором.

4. У древнегреческого Эдипа не было такого мистериального наставника, каким была  няня Пушкина. Народная этимология Эдипа - «Опухшие ноги». Он «неправильно ходящий». Эдип появился с маршрутного пространства в ареальном. Проявил взрывчатый нрав и убил старика-отца, того не ведая. И последующая трагедия героя вызвана тем, что его маршрутное пространство не слилось органично с городским, где он к несчастью стал царем.

В древней Греции с подобной самонадеянностью были   призваны бороться  мистерии, вроде Элевсинских. Существовали специальные маги-очистители. Люди тогда не теряли способность удивляться, обнаруживать необычное (нуминозное) и прекрасное. Снималась излишняя избыточность, и у человека оставался комплекс самых необходимых восприятий и связей. 

Оказалось, что в принципе мы и сейчас живем в основном так, особенно не расширяя круг своих связей. Р. Кох, бизнесмен и философ, удачно сказал о деревне, «которую каждый из нас носит в своей голове». Кох также расширил толкование  закона Парето: «20 % усилий дают 80 % результата, а остальные 80 % усилий – лишь 20 % результата» [1897]. Если бы первобытный охотник работал так, что четыре пятых бросков его копья не достигали цели, то вся дичь была бы безрезультатно разогнана в округе.

5. Обращение к архаике неожиданно  открывает нам исходный механизм порождения знания, когда  все его виды были инвариантами, сосредоточенными в личности. Даже письмо в виде минеральной раскраски на теле  было «ходячим» с помощью самого индивида. Такое биотехнологическое сопряжение знаний (кластер) давало побочный  порождающий эмерджентный эффект. И задачей становилось тогда не концентрация в себе знания, а его отщепление для воздействия на другого человека путем перенесения на него  «одомашнения». Наиболее рано отделилось медицинское знание. И те, кто смог его институизировать, стали не только врачами. Нормативному воздействию селекционеров были подвергнуты  пищевые растения (нужно «здоровое» растение) при большом запаздывании одомашнения животных. Последнее подтверждает  первенство «травной» медицины». Институизированное знание распредмечено так же, как тело дичи в заклинании охотника.

6.Конечно, решение научной задачи отличается от ловли дичи. Но гнаться за первой можно, пользуясь поддержкой ареальных институтов цивилизации, в основе которой   лежит маршрутное поисковое пространство, наложенное на  ареальное  охранительное. Все это не снимает  требования к компетентности. Последняя  - эмерджентное  приращение знания и  его капитализация.

Квокер обладает тем преимуществом, что не должен идти по всем спиралям эмерджентности, а пробивает их напрямую, внося то, что внешне выглядит творческим хаосом, но  на деле обладает эмерджентной убедительностью. Собственно, это и есть компетентность, создающая новую структуру мира. В этом особая черта цивилизационной биотехнологии знания, не порвавшей связей с антропологическими универсалиями порождения, возрастания и хранения знания. Эти универсалии касаются как  автономии  поселения, так и  автономии личности.

Биотехнологический кластер удалось реконструировать на антропологическом материале. Современное его существование еще слабо изучено (Силиконовая долина). И совершенно еще неясно, какими возможностями биотехнологический кластер обладает в будущем. Ясно пока одно: исходный биотехнологический кластер в максимальной степени теперь зависит от личной и общественной свободы.